26.11.2020

Новости

Киев и США готовят Украине второй Чернобыль

07:45, 18.03.2015
[dropcap color="" boxed="no" boxed_radius="8px" class="" id=""]Н[/dropcap]овые украинские власти, следуя курсу на разрыв с Россией, переориентируют работу атомных электростанций на топливо американского производства. Тепловыделяющие сборки производства компании Westinghouse в ближайшее время планируется загрузить в третий энергоблок Южноукраинской АЭС. Чиновники уверяют, что топливо из США безопасно и обойдется Украине не дороже российского. Однако эксперты говорят о реальной угрозе использования американских сборок на АЭС, построенной по советским стандартам. Кроме того, Westinghouse требует строительства хранилища отработанных сборок на украинской территории, в то время как Россия была согласна использовать могильник в РФ. Михаил Ватагин, председатель совета Международного центра «Энергетика и информатика XXI»: «Часто говорят, что то, что сейчас пытается делать «Энергоатом» — это диверсификация поставок ядерного топлива, но это – не совсем диверсификация. Мы просто меняем одного поставщика на другого, одну зависимость на другую. Я не вижу в этом смысла. Кроме того, неизвестно, эффективнее ли топливо Westinghouse. Информация о характеристиках топлива Westinghouse и ТВЭЛ закрыта. С другой стороны, не проработана методика оценки эффективности топлива, как, например, для угля». Борис Костюковский, кандидат технических наук, старший научный сотрудник, ведущий научный сотрудник Института общей энергетики НАН Украины, научный директор Бюро комплексного анализа и прогнозов: «Решение об использовании топлива Westinghouse – политическое. Никакого смысла, кроме политического, переход на него не имеет. Правильность таких решений будет определяться, скорее всего, уже не нашим поколением. С экономической точки зрения это топливо обойдется дороже. В любом случае, лучше, когда поставки топлива осуществляются в связке с производителем реакторов, у которого есть все модели поведения реактора во всех режимах. Создание таких моделей – очень дорогое удовольствие. Чужому разработчику топлива это делать гораздо сложнее. Всегда возникают дополнительные риски, связанные с тем, что он не обладает полной информацией. «Энергоатом» заявляет, что топливо Westinghouse обойдется не дороже российского. Давайте посчитаем стоимость рабочей силы в России и там, где производится топливо Westinghouse. Кроме того, на стоимость такого топлива влияет логистика – в случае с Westinghouse его придется транспортировать на значительно большее расстояние. С Россией есть договоренность о поставках украинского урана для производства топлива, что также снижает его цену для нас. Договоренности с Россией – это сбалансированная стратегия. Какая будет стратегия сейчас – сказать сложно. Но, думаю, что в любом случае топливо обойдется дороже. «Энергоатом» также заявляет о возможности переработки топлива французской компанией Areva. Но Areva — европейская компания. Кто сегодня в Европе позволит транспортировать отработанное топливо из Украины в Европу?». Юрий Корольчук, член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий: «В принципе, все только за диверсификацию поставщиков ядерного топлива, потому что конкуренция действительно дает возможность получить его по более низкой цене. Проблема сотрудничества Westinghouse и «Энергоатома» – в том, что смена поставщика не дает гарантию, что мы не получим новые проблемы. Топливо ТВЭЛ забирает и перерабатывает Россия, и мы, по крайней мере, не имеем головной боли – что с ним делать, куда девать отработанное топливо. А в договоре с Westinghouse вообще не предусмотрена ответственность этой компании за ее отработанное топливо. Мы можем делать с ним что угодно – выбросить в речку, закопать в шахту и пр. Вся ответственность – на нас, на государстве, на «Энергоатоме». Поэтому хранилище отработанного ядерного топлива интересует Westinghouse в первую очередь как место, где они могут хранить свое отработанное топливо. Есть также вопросы с российским топливом – договор с россиянами заканчивается, и сложно сказать, будем ли мы дальше отправлять топливо в Россию. Но Westinghouse волнует, прежде всего, наличие в Украине места для хранения своего отработанного топлива. Поэтому они начали об этом говорить. По большому счету это – наша проблема, мы должны организовывать процесс переработки и хранения топлива. В идеале надо строить хранилище возле каждой АЭС. Но это может вызвать непонимание местных жителей, конфликты и пр. Проблема проекта строительства хранилища отработанного ядерного топлива в Чернобыльской зоне – то, что его намерены строить просто как наземный ангар. Конечно, это сделают технологически правильно, создадут соответствующие климатические условия для хранения топлива. Но если уж строить централизованное хранилище, то оно должно было бы быть подземным, в соответствующих геологических породах, которые бы гарантировали отсутствие перепадов температуры. Но это дорого – надо сначала изучить геологические условия, вырыть туннели и пр. Проще построить ангар. Но через 15-20 лет его придется реконструировать. Это – дополнительные деньги. Кроме того, нет гарантий, что в таком ангаре топливо не будет подвергаться нежелательному воздействию погодных условий, в результате чего могут произойти утечки и загрязнение окружающей среды радионуклидами. Никто не может сказать, насколько серьезным может быть это загрязнение – все зависит от конкретных условий, характеристик хранилища и пр. Также интересный вопрос – почему именно компания Holtec выбрана в качестве подрядчика строительства этого объекта. Есть сомнения, хватит ли их опыта для этого. Я считаю, что тендер нужно было провести заново. Но все делается на скорую руку. Действительно, заканчивается договор с россиянами, которые могут поставить вопрос ребром – все, ребята, не будем у вас больше брать ядерное топливо, везите его куда хотите, работаете с Westinghouse – пусть вам Westinghouse и строит хранилище. Это, конечно, подталкивает начать строительство быстрее. Другая проблема – кто будет перерабатывать топливо Westinghouse для длительного хранения. В общем, тут целый комплекс проблем. А то, что Westinghouse рассказывают про успешное сотрудничество с «Энергоатомом» – во многом реклама – «Мы тут есть, мы тут работаем, мы на рынке, мы вытесняем с него «Росатом». Это, конечно, смешно, но для нас в будущем это может обернуться проблемами. Для тех, кто будет возглавлять Минэнерго и «Энергоатом» через 5, 10 лет. Сейчас их руководители своими поспешными действиями по сути закладывают мину замедленного действия для тех, кто их сменит и для всех людей в стране. Потом мы можем захотеть что-то поменять, но уже не сможем. Так, как это было с контрактом на газ – подписали и создали проблему, и до сих пор не можем разорвать этот договор. И тут мы так же сами себе можем понасоздавать проблем, а потом будем по всему миру и кричать «ой, спасите, помогите!», просить снабдить топливом или взять его на хранение, потому что у нас нет такой возможности. Сейчас «Энергоатом» — это лоббист Westinghouse. И если у нас кто-то об этом заявляет, то сразу говорят, что он работает на «Росатома» и «ТВЭЛ». Такая у нас сейчас простая линия оценок людей и их мыслей. Пусть Westinghouse заходит в Украину, но пусть он строит электростанции для своего топлива. Без вопросов. Но это невозможно – у них просто нет столько денег. Они даже завод для производства топлива не будут строить, хотя на завод много средств не надо. То, что они делают – это просто реклама, «мы тут работаем». Татьяна Вербицкая, эксперт Национального экологического центра Украины по энергетической политике: «Строительство ЦХОЯТ – это временное решение проблемы хранения отработанного ядерного топлива. Украина пошла по пути отложенного решения – мы сейчас складируем его, а потом, через сто лет, будущим поколениям придется думать, что с ним делать. Возможно, его можно будет как-то использовать, возможно – нет. Сама идея перекладывания ответственности за решение проблемы хранения на наших внуков неправильна, ее нужно решать уже сейчас. Кроме того, транспортировка топлива в централизованное хранилище создает риск терактов и аварий во время перевозки. Так, во Франции был случай, когда состав с отработанным топливом сошел с рельс, контейнеры с ним перевернулись, было радиационное загрязнение. Возможно, было бы лучше построить пристанционные хранилища, как это сделано на Запорожской АЭС. Безопасность хранения тоже вызывает вопросы. Несколько лет назад «Энергоатом» проводил общественные слушания по проекту строительства хранилища. Вероятно, зона отчуждения ЧАЭС в качестве места его размещения выбрана, потому что она уже загрязнена радионуклидами и там мало населения, с которым нужно согласовывать этот вопрос. Конечно, такое хранилище, которое находится рядом с Киевом и возле Днепра, опасно. В случае какой-либо аварии радиация попадет в Днепр, и будет загрязнена вся река до Черного моря. С экологической точки зрения строительство его в таком месте – это не очень разумное решение».